Электронная библиотека

мне кратко и часто изумленно посматривала на меня. Так мы дошли до высокой инсулы, {Инсулы - большие дома, квартиры в которых сдавались внаем преимущественно беднякам.} высокого дома, помещения, сложенного еще до Диоклециановых времен, и там девушка остановилась.

- Я живу здесь, - сказала она.

- Войти мне к тебе? - спросил я.

Девушка подумала и ответила:

- Нет, этого не надо. Моя мать будет сердиться.

- Где же я увижу тебя? - жадно спросил я, уверенный, что получу отказ на свою просьбу.

Но Сильвия ответила:

- Приходи завтра под Большой Портик, в (пято)м часу, я буду там.

И, проговорив эти слова, быстро, как полевая мышь, скользнула в темную дверь и скрылась.

Постояв минуту у двери, я хорошо заметил дом и пошел прочь. Когда же, вскоре, рассудок опять прояснился во мне, я должен был осыпать себя горькими упреками.

"Юний! Юний! - говорил я себе. - Ты и теперь остаешься прежним безумцем! Не довольно тебе всего того, что ты совершил! Не довольно тебе, что ты вовлечен в сомнительную историю, что ты вновь подпал под власть этой Гесперии, гарпии во образе прекрасной женщины! что ты оторвался от семьи, от несчастной жены, от своих обязанностей и принял зачем-то должность префекта, предложенную тебе от имени сомнительного имп<ератора>, что в случае неуспеха тебе грозят великие беды, колодки мятежника, потеря имущества, а может быть, и казнь! Зачем захотел ты вовлечься еще в какое-то уличное приключение? На что тебе эта неопытная молоденькая девушка, которой, может быть, не более пятнадцати лет? Что ты от нее хочешь? Зачем смущаешь и ее и себя? Разве мало женщин, похожих друг на друга? Это ли причина произносить торжественные клятвы и давать безумные обещания? И что же! Завтра, как школьник, ты побежишь на свидание к Большому Портику, где все будут видеть тебя в обществе бедно одетой девушки, - ты, который завтра же будешь назначен префектом вигилей! Юний! Юний! ты безумствуешь!"

И много других тягостных истин говорил я сам себе. Но потом, вспомнив, что раскаяния бесполезны и что сделано - сделано, я тряхнул головой, чтобы отогнать черные мысли, и решительным шагом направился через весь Рим, на Виминал, в дом своего дяди Тибуртина.

-- VI

Снова забилось мое сердце, когда я подходил к столь известному мне дому на Виминале, где я пережил так много часов и последнего счастия, и краткой скорби. Неподалеку от дома я заметил несколько рабов, которые без дела толпились на улице, и среди них признал хорошо знакомого мне Мильтиада. Я его окликнул, и старик, тотчас узнав меня, подбежал ко мне.

- Ах, господин Юний, - вскричал он, - тебя ли я вижу! Отчаялся я уже еще раз повидать тебя в жизни. Я - стар, а тебе зачем было ехать в наш несчастный Город?

- Почему ты его назвал несчастным? - спросил я. Но, перебив сам себя, продолжал: - Или лучше расскажи мне, как в вашем доме поживают?

- Плохо, очень плохо, господин, - откровенно сознался старик, понижая голос, - illustrissimus {Illustrissimus - "сиятельнейший" - звание, присваиваемое сенаторам.} почти

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки