Электронная библиотека

сразу не понравился. Правда, был он человек старый и видный, с лицом хотя и надменным, но благородным, но было что-то в его взгляде, что мне не внушало доверия. Он принадлежал к числу людей, не смотрящих в глаза собеседнику, но упорно отводивших взгляд, отчего их речь кажется угрюмой и сумрачной. Кроме того, лицо его время от времени начинало подергиваться, и это внушало мне какое-то неприятное чувство.

- Ну, что ж нового, Флавиан? - воскликнула Гесперия, когда мы, наконец, все разместились.

Что может быть нового, domina, - уклончиво возразил Флавиан, - если ты меня видела еще вчера?

- Полно, старик, - с небрежностью, простительной женщине, возразила Гесперия, - не скрытничай. Вчера ты виделся с Арбогастом. Что говорил проклятый франк?

- Ему нечего говорить, - ответил надменно Флавиан, как бы колеблясь, быть ли ему откровенным; потом, решившись, продолжал: - Ему нечего говорить, потому что я приказал перехватить послов, и все новости у меня, а не у него.

- Это дело! - весело воскликнула Гесперия. - Что же сообщили послы?

- Мало хорошего, - угрюмо произнес Флавиан. - Война решена. Император Феодосий, несмотря на смерть Галлы, пожелал отомстить убийство ее брата. Громадные приготовления для похода сделаны. Собраны лучшие войска, которые пройдут через <Юлийские> Альпы. Флот готов плыть из <Никополиса> к берегам Италии. Нам предстоит борьба трудная и опасная.

Несколько времени мы обсуждали те приготовления, которые делались Восточным императором, и наконец Гесперия воскликнула:

- Но боги за нас!

- Феодосий верит, что его бог - за него, - ответил Флавиан. - Он отправил евнуха Евтропия в Египет, спросить <богоспасаемого Иоанна Ликопольского. Христиане верят этому старцу. Говорят, он в какие-то дни открывает окно своей затворнической кельи, построенной собственноручно на вершине высокой горы, и дает предсказания толпе. Рассказывают, будто Евтропий привез предсказание о кровопролитной войне и несомненной победе Феодосия.>

Помолчав, Флавиан добавил:

- В народе даже ходят слухи, что сам Феодосий, переодетый простым колоном, {Колон - арендатор земли, в описываемое время колоны считались "рабами земли".} тайно удалился в Иерусалим, чтобы там испросить помощи в борьбе и вопросить тамошних святых людей об исходе войны.

- Ого! - воскликнула Гесперия, - значит, мы сильны, если сам Феодосий принял такие меры!

- Феодосий стар, - вставил свое слово Арбитрион, - не ему начальствовать над этой великой войной, делящей всю империю на две половины. Лучшие полководцы Феодосия, которые доставили ему победы над <готами>, давно умерли. Кто у него теперь? Какой-то неведомый Стилихон, ничем не замечательный, да этот Тимасий, бездарность которого засвидетельствована... Пусть идет на нас: мы дадим ему достойный отпор!

Гесперия поспешила присоединиться к этому утверждению комита, но Флавиан, казалось, не разделял ее уверенности; с глубокой раздумчивостью он возразил:

- Я полагаю, что Феодосий поступает хорошо, ища помощи того бога, в которого он верует. В этом мы должны

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки