Электронная библиотека

гнушаются танцами. Это теперь относится к числу разумных развлечений. Многие

очень образованные люди танцуют. Опять же, при дворе, сами знаете, бывают

балы...

- Нет, ты это оставь. На танцы нет тебе моего разрешения. При дворе

там как хотят, а. нам это не к лицу. И мать то же скажет.

Отец решительно встал, запахнул полы и крякнул.

- Ну, я пойду, того, чайком побаловаться, с кумом пообещал об одном

дельце покалякать. Почитай, дожидает уже. А ты посиди тут, неровен час, кто

и нужный зайдет. Тогда, оно, дошли Мишку. А дурь насчет танцев из головы

выкинь.

Влас Терентьевич степенно вышел из лавки. Излюбленный трактир

"Михалыча" помещался по соседству, так что хода до него было всего минуты

три. Встречные почтительно кланялись купцу Русакову, зная, что у него уже

"подкатывает к миллиончику".

III

Когда хозяина не было в лавке, пришел Аркадий Семенович: он всегда

выбирал эти часы, чтобы заглянуть к Кузьме. Хотя уже наступил конец октября

и дни стояли довольно холодные, Аркадий был в какой-то фантастической

крылатке, в широкополой, скорее летней, шляпе. Но усы Аркадия были лихо

закручены, и лаковые ботинки сверкали.

- Кузьма, здравствуй! "Твоего" нет?

- Папенька вышел. Садись, Аркадий.

- "Папенька"! Сколько раз я тебе говорил, что пора оставить эту

купеческую манеру выражаться! Говори "отец" - гораздо благороднее и

достойнее. Что ты, мальчишка, что ли?

- Привычка, Аркадий. С детства так приобык. У нас все говорят

"папенька". Не все ли равно?

- Нет, не все равно. Свое человеческое достоинство надо отстаивать во

всем - ив большом, и в малом. Сегодня ты назовешь отца "папенькой", а завтра

позволишь ему тебе подзатыльников надавать, потому что с детства к этому

"приобык". Ты с каждым должен говорить, как с равным, будь это твой отец или

хоть сам государь император.

Аркадий, сев, закурил папиросу.

- Понравилось вчера у Лаврентия?

- Очень было приятно. Сам знаешь, такое общество не часто приходится

видеть. Кругом - одна необразованность. А там собрались люди, которые заняты

высшими вопросами. Лестно было даже слушать. Какая образованная эта Фаина

Васильевна! Она и Дарвина читала... Аркадий засмеялся.

- Я уже видел, брат, что она в тебе загвоздку оставила. Только

берегись, не обожгись на ней. Она сумеет закрутить прочно, так что после и

не вырвешься.

- Да что ты, Аркадий! Разве же я... Я и думать себе ничего такого не

позволю. Какая же я ей пара? И говорить с ней толком не умею, даже совестно.

Я только об том, что приятно было с такой девушкой встретиться.

- Ладно, прикидывайся! Мошна твоего "папеньки" тоже чего-нибудь стоит,

всякое образование заменит. Что, за этот год сотнягу тысяч к прежним в банк

присовокупите? Или Влас Терентьич, по старине, деньги в чулке и в печке

хранит?

Кузьме стало обидно за насмешки над отцом, и он ответил сухо:

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки