Электронная библиотека

отдалась под мое покровительство. Как же я позволю увезти ее туда, где ее

может ждать...

- Что бы ее там ни ждало, - перебил Кузьма, - все ей лучше будет,

нежели с таким....

Кузьма запнулся, но тотчас докончил:

...прохвостом, как ты!

Аркадий побледнел от оскорбления и невольно оглянулся кругом, словно

желая убедиться, что в комнате более никого .нет. Оправившись, он начал было

с достоинством говорить о том, что неблагородно со стороны Кузьмы

пользоваться выгодами своего положения, но тот опять перебил его:

- Кликни мне Дашу, а не то я сам пойду ее искать. Аркадий поколебался

минуту, но потом сказал себе: "В конце концов, всего лучше со всем этим

дурацким делом развязаться! Черт их всех побери! Пусть увозит! В сущности,

какое мне дело, что будет дальше!"

Он повернулся было, чтобы идти за Дашей, но остановился, несколько

приблизился к Кузьме и сказал, понизив голос:

- Между прочим, заверяю тебя, что между нами ничего такого не было.

Parole d'honneur [Честное слово (фр.)]. Я уступил Дарье Ильинишне свою

спальню, а сам провел ночь на диване. Ты веришь?

Кузьма не удостоил его ответа, и Аркадий вышел.

Несколько минут Кузьма опять ходил взад и вперед по чистенькой

приемной, убранной с немецкой аккуратностью, с лилиями на окошках за

кисейными занавесками, с вышитыми подставочками под графином и синими вазами

с сухой травой на столах. Наконец, вошла Даша, заплаканная, пряча лицо.

Кузьма сказал ей коротко:

- Даша, едем домой.

Даша заплакала пуще, но не возражала. Она была уже в шубке. Кузьма

быстро накинул свое пальто. С Аркадием он не простился. Они вышли, и Кузьма

взял извозчика.

Даша спросила только:

- Дяденька знают?

- Нет, папенька ничего не знает, - ответил Кузьма, - а уж с маменькой

толковать придется: держись!

Больше они не обменялись ни словом во всю дорогу.

XI

На другой день в лавке, в тот час, когда Влас Терентьевич по

обыкновению "баловался чайком", Кузьма получил письмо. Его принес мальчишка

из банка, получивший строгий наказ - отдать письмо только самому Кузьме, "в

собственные руки". Писал Аркадий:

"Любезный Кузьма! Обдумав наш с тобой вчерашний разговор, я пришел к

выводу, что мне следует высказаться решительно, дабы не подавать повода

более ни к каким недоразумениям. Я душевно уважаю Дарию Ильинишну, зкелаю ей

всяческого благополучия и всегда готов содействовать ей, как в деле ее

духовного развития, так и на всех поприщах жизни, на какие она пожелает

вступить. Эту мою готовность я неоднократно и выражал в моих беседах с

многоуважаемой Дарией Ильинишной, при наших с ней случайных встречах. Весьма

сожалею, если некоторые мои выражения были истолкованы не в том смысле,

какой я им придавал сам, и почитаю долгом честного человека заявить, что со

своими услугами я отнюдь не намерен навязываться. Если мое содействие может

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки