Электронная библиотека

роскошь. На столах, покрытых скатертями с прошивками, стояли в синих вазах

букеты из сухой травы; под каждой вазой, так же как под графином, были

постланы вязаные салфеточки; такие же салфеточки были приколоты к спинке

дивана. На стенах висели дагерротипы, фотографии и дешевые литографии,

изображающие виды Шварцвальда. На окнах с кисейными занавесками были

расставлены горшки с лилиями. Вся эта аккуратность была совершенно иного

рода, чем уют в доме Русаковых. В квартире этой немки, не брезговавшей

"прибыльным ремеслом", чувствовалось какое-то смутное, преломленное сквозь

тысячную призму, стремление к красоте, нечто вполне чуждое обстановке

русского жилья, в котором искали прежде всего - тепла, потом - покойности, и

лишь на третьем и не всегда - чистоты.

Мысли Кузьмы были спутаны. Он не сумел бы ответить самому себе, зачем

он пришел к Аркадию. Конечно, он пошел искать Дашу, как и обещал матери, но

с какой целью? По дороге на Кисловку он несколько раз задавал себе вопрос,

по какому праву он вмешивается в личное, интимное дело сестры. Ведь все эти

рассуждения о правах отца, брата, .мужа - старые предрассудки. Женщина

должна быть свободна и свободно располагать своей судьбой. Даша захотела

жить с Аркадием: с какой стати он, Кузьма, будет ей препятствовать? И что он

возразит, если Аркадий, выйдя, скажет ему: "Мы тебя не звали, зачем же ты

пришел?"

Раскрылась дверь, и Аркадий появился. Он был в домашней куртке с

цветной тесьмой и кисточками на груди, не то - в архалуке, не то - в подобии

гусарского мундира. Аркадий был небрит, лицо его казалось старообразнее, чем

обыкновенно, и, что всего более изумило Кузьму, было на этом лице выражение

беспокойства, смущения или досады. Очевидно было, что Аркадий расстроен, а

может быть, и трусит.

- Здравствуй, брат! - обратился Аркадий к Кузьме и сделал шаг по

направлению к нему.

Но совершенно инстинктивно, повинуясь внезапно возникшему чувству,

Кузьма руки Аркадию не подал, круто повернул в сторону и сел в кресло.

Минуту перед тем он не мог бы предвидеть, что так поступит. Но вдруг ему

показалось нестерпимо - жать руку этого человека, и, не подымая на него

глаз, он произнес отрывисто:

- Нам надо с тобой объясниться.

Аркадий остановился на полушаге, нервно, немного деланно сжал губы, но

тоже сел, - поближе к двери, чтобы обеспечить себе отступление, - и сказал,

стараясь быть развязным:

- Объясниться? Что ж, давай объясняться. Авось что-нибудь и выясним.

Аркадий действительно чувствовал себя неспокойным.

Решительного поступка Даши он все же не ожидал и, правду говоря, думал

теперь лишь об одном: как из этого "скверного приключения" выпутаться? Не

без боязни посматривал Аркадий на крепкие кулаки Кузьмы и соображал:

"Сегодня с ним шутки плохи. Дедовская кровь заиграла. В сущности ведь он -

человек дикий. Без разговоров может по физиономии дать..."

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки