Электронная библиотека

весь вечер слова не вымолвила, тоже по губам пришлась бы. Да только она уже

занята, есть свой сударик. Мишка наш сегодня сплошал: выдыхаться стал.

Стучит по одному месту, как дятел. Фишерка нализался. "Республика" кричит, а

в университете - первый шпион и наушник: все инспектору доносит. Бить скоро

этого Фишерку будут: уже порешено. Приятель ваш, Аркадий, малый с головой,

да много в нем сидит этого самого идеализма: старой закваски человек. В

общем, от него, как от козла, ни шерсти, ни молока...

Кузьма был рад, когда на перекрестке он мог попрощаться со своим

попутчиком.

- Захаживайте! - сказал ему, прощаясь, Приходько. "Как бы не так! -

подумал со злобой Кузьма, - довольно с меня тетки Маргаритки, чтобы

судачить!"

IX

Сватовство Даши шло быстро; решено было устроить смотрины, и Влас

Терентьевич выдал 20 рублей на новое платье.

- Смотри, Дашка, - объявил он, - чтобы у меня все было чин чином, как

должно. Степан Флорыч, того, человек обстоятельный, с ним шуток не шути.

Разные там девичьи увертки, что, мол, не молод, брось. Мы тоже смотрели,

когда выбирали. Дело у него свое, хорошее дело. Будешь за ним, как у Христа

за пазухой.

Даша слушала, побледнев. Слова, подсказанные Аркадием, как бы душили

ее, как бы подступали к горлу, как иногда слезы. Ей казалось, что она сейчас

упадет на колени и заявит: "Воля ваша, дяденька, а только я за него не

пойду!" - и скажет "все". Но привычный страх перед дяденькой

восторжествовал. Она почти сама не знала, как проговорила в ответ:

- Вам, дяденька, виднее, нешто я супротив вас могу? Я завсегда вам,

как благодетелю моему, благодарна. Коли прикажете, так я пойду.

- Ну, то-то, - сказал Влас Терентьевич, вполне удовлетворенный. - И

денег за тобой дам, словно бы за дочерью, и приданое справим, честь честью,

по рядной передам. Тетка тебе уже скажет: две шубы будут, одна, того, на

лисьем меху. А ежели начнешь дурить, то вот тебе бог, а вот порог. Слышала?

- Слушаю-с, дяденька.

- Целуй у дяденьки руку-то, дура! - вставила тетка Орина Ниловна,

присутствовавшая при объяснении.

Даша поцеловала руку у своего благодетеля и вышла вон. Через минуту

Даша была у Кузьмы. Разговаривать надо было шепотом, хотя Даша по

обыкновению рыдала.

- Кузя, родной мой, согласилась я! Дяденька эдак глядит, испужалась я

страсть. Как вы прикажете, говорю, так и будет.

- Зачем же ты соглашалась? - с негодованием спросил Кузьма. - Теперь

пеняй на себя. Следовало прямо сказать, что насильно замуж не пойдешь. Как

же тебе не стыдно быть до такой степени в рабстве, что ты собственного

мнения высказать не смеешь!

- Эх, Кузя! Сам-то ты больно востер! Тоже, как с папенькой говорить

приходится, небось хвост поджимаешь. А меня стыдишь.

- Что же теперь ты будешь делать?

- Почем я знаю. Побегу и утоплюсь.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки