Электронная библиотека

Кузьма снова остался в одиночестве. Но теперь он уже не без гордости

посматривал на других, после того как Фаина удостоила его такого длинного

разговора. Ему казалось, что это все заметили и переменили к нему отношение.

К тому же вскоре подошел к Кузьме молоденький студент, Фишер, выпивший

несколько больше пива, чем следовало, и заговорил о необходимости превратить

Россию в федеративную республику, по образцу Северо-Американских Соединенных

Штатов. Кузьма, не решаясь спорить, поддакивал студенту, и тот был этим

вполне доволен, восклицая по временам:

- Верно, товарищ! Посему - выпьем! Vivat et respublica! [Да

здравствует республика! (лат., искаж.)]

Под конец вечера возгорелся было спор между "Мишкой" и Аркадием. Точнее

сказать, "Мишка" настойчиво требовал, чтобы Аркадий спорил с ним, но тот

всячески от спора уклонялся.

- Нет, черт вас дери, - требовал студент, - вы мне ответьте прямо:

признаете вы коммунальное устройство жизни или нет? Требую прямого ответа:

да или нет!

- Все равно, господа, - отвечал Аркадий, стараясь обращаться не к

наступавшему на него оппоненту, а ко всему обществу, - какой бы общественный

строй вы ни ввели, страдать люди будут по-прежнему. Ни фурьеризм, ни

социализм не могут сделать счастливыми тех, у кого нет счастия в душе. Сумма

горестей во всем человечестве всегда останется одна и та же.

- Слыхали мы эти мефистофелевские слова, - громовым голосом возражал

"Мишка". - Это вы от "отцов", от людей 40-х годов! Да еще с прибавкой их же

иллюзий о какой-то "душе"! Нет, наука нам доказывает, что правильное

распределение человеческих усилий ведет именно к сокращению суммы страданий!

Кроме, разумеется, страданий измышленных, в "душе" помещающихся, на манер

Гамлета или Рудина. Да-с!

- Vivat et respublica! - подхватил Фишф.

Многие из присутствующих были в столь возбужденном состоянии, что явно

уже пора было расходиться. Аркадий взял на себя труд выпроводить гостей.

Вообще он держал себя в доме, как свой человек. Стали прощаться, но еще в

передней продолжали спорить о самых высоких предметах. Рослый Приходько,

один из "вечных студентов", перешедший, кажется, уже на четвертый факультет,

энергично тряс руку Фаины, утешая ее на прощание:

- Правильно сделали, что в Москву перебрались. Сами поучитесь, и мы у

вас друг друга повидаем. А что вы там стишки любите и танцуете, так это мы

вам можем разрешить. Конечно, если только немного.

Гурьбой вышли на улицу. Оказалось, что Кузьме по пути с этим самым

Приходько. Пошли вместе, причем студент тотчас принялся критиковать все

общество, собравшееся у Фаины.

- Сама она - девочка ничего, - сказал он, - сухопара немного, но

видно, что есть в бабе огонь! Ух!

Кузьму, как говорится, передернуло от такого отзыва, и он ничего не

ответил.

- Другая, - продолжал Приходько, - тихоня эта, Елена Демидовна, что за

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки