Электронная библиотека

спросила:

- А вот тетя Маргарита намедни рассказывала, будто какой-то колдун

показывал государю мертвых. Как ты думаешь, правда это?

- Все это враки, Даша, никаких колдунов не бывает.

- Она говорила, будто государю хотелось посмотреть своих предков, и

велел вызвать отца своего Николая Павловича. Колдун вызвал, и тот будто

дотронулся до щеки государя. Потом пожелал видеть Екатерину, и та погрозила

ему пальцем. Еще после Петра Первого. Колдун говорит, что хоть и можно, но

очень трудно. И такой он показался страшный, что государь упал в обморок.

- Напрасно ты слушаешь, Даша, всякие глупости. Опять наступило

молчание. Кузьма был недоволен, что

Даша помешала ему писать. У нее же все не хватало духу начать речь о

том, за чем собственно она и пришла.

- Я теперь, Кузя, - сказала Даша, - читаю роман, Зотова сочинение:

"Цын-Киу-Тонг, или три добрые дела духа тьмы", - очень интересно.

- Тоже небось Маргарита принесла? Все ты вздор читаешь. Я же давал

тебе дельные книжки!

- Да что ты, Кузя: то - "глупость", то - "вздор". Уж будто все тебя

дурее. Скучные они, твои дельные книжки-то.

- Скучные потому, что в тебе нет потребности развивать себя.

Замолчали в третий раз. Кузьма уже готов был сказать Даше, чтобы она не

мешала ему заниматься делом, как вдруг она заговорила:

- Я, Кузя, хочу из дому уйти.

- Как уйти из дому? Куда же ты уйдешь? Потупясь, Даша стала сбивчиво

объяснять свое решение.

В ее словах были отголоски проповеди Аркадия, которую она поняла как-то

по-своему, собственные измышления в духе прочитанных ею романов и искреннее

чувство тоски и страха за свое будущее. Несколько раз во время речи Даша

принималась всхлипывать, так как, по уверению тетеньки, "глаза у нее были на

мокром месте". Кузьма слушал сумрачно.

- Как я подумаю, братик, - говорила Даша, - что быть мне за этим самым

Гужским, так у меня душа перевертывается. Ведь он меня бить будет. Опять же

у него дети. Почему я такая несчастная? Аркадий так меня стыдил, пересказать

нельзя. Он мне говорит: "Приходи ко мне, и мы начнем новую жизнь. Я,

говорит, без тебя был несчастен и очень тебя люблю". Правда, Кузя, так и

сказал. У меня даже дух захватило. Оно, конечно, боязно: как же супротив

дяденьки и без благословения? Да Аркадий пообещал в деревне повенчаться.

Теперича я и думаю, как лучше. Все равно один конец, так лучше попытать. А?

Скажи, Кузя?

- Прежде всего, - рассудительно сказал Кузьма, - постарайся говорить

правильно. Что это за "теперича", "супротив", "боязно"; надо говорить:

"теперь", "против", "страшно. За твои слова мне перед другими бывает стыдно.

- Эх, Кузя! До слов ли мне, когда впору руки на себя наложить.

Тетенька говорила, что на той неделе быть смотринам. Неволят меня за

старика, а ежели я Аркадия пламенно люблю?

Вопрос был серьезный. Кузьма встал и начал ходить по комнате. Разговор

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки