Электронная библиотека

Даша прекратила свои всхлипывания и вдруг спросила:

- А вы и взаправду меня любите?

- Если я произнес это слово "люблю", значит, это - правда. Запомни,

Даша, что лгать - это унижать самого себя. Мы не должны лгать из чувства

собственного достоинства.

С инстинктивным кокетством женщины Даша привлекла к себе Аркадия,

усадила его рядом с собой и заговорила быстро-быстро, словно птица

защебетала:

- Аркаша, милочка! Ежели ты меня взаправду любишь, так я к тебе приду.

Только мы сейчас обвенчаемся, где-нибудь в деревне, в лесу. Я в одном романе

читала: так делают. И я тебя буду любить! У тебя такие глаза хорошие, и усы

твои мне ужас как нравятся! А потом - к дяденьке, и прямо в ноги. Ведь не

зверь же он лютый! Посердится да и переложит гнев на милость. Скажем: "Влас

Терентьич! Повинную голову топор не сечет. Дашенька в омут головой была

готова, - а это правда сущая, - на вашей душе был бы грех. Лучше

благословите нас, потому что любовь соединила нас по гроб жизни!" Ну, я не

умею, а ты разговорчивый. Право слово, - благословит!

Аркадий уже чувствовал, что зашел слишком далеко в своих призывах.

Сразу утихнув, он слушал болтовню Даши не без смущения. "Однако, чем черт не

шутит, - успокаивал он себя, - может статься, девчонка права. Все-таки

родная племянница. Титу Титычу своих же близких стыдно станет. Двадцать

тысяч - куш не жирный, но надобно все это обмозговать как следует".

- Хорошо, Даша, - сказал он вслух, - мы об этом поговорим после. Пока

объяви только своему дяденьке, что насильно замуж не пойдешь. А теперь

садись поближе.

Аркадию было жалко, что они столько времени потратили на разговоры.

Можно было недолгие минуты свидания провести веселее. Привлекши к себе

девушку, он снова начал целовать ее в губы, в щеки, в глаза, обнимая все

более и более вольно. Даша не на шутку смутилась от такой ласки, отбивалась

решительно, твердила с укоризной:

- И вовсе вы меня не любите. Вы меня погубить хочете. Для вас это

игрушки одни.

"А ведь красивая девочка! - повторял сам себе Аркадий. - Действительно,

обидно будет, если достанется она пьяному купцу, который запрет ее на кухне.

И к развитию она способна: у нее природный ум, она не боится предрассудков.

И вдобавок ко всему обещано за ней двадцать тысяч рублей!"

В эту минуту Аркадий почти искренно любил Дашу.

Но долго медлить на свидании Даше было опасно: дома легко могли

заметить ее отсутствие. Она настойчиво стала прощаться.

- Голубчик мой, Аркаша, никак больше невозможно. Неровен час, тетенька

вернутся. Что мне тогда будет, и представить - дрожь берет. Нет, уж пусти

меня, а я все по-твоему сделаю: упрусь, не пойду, скажу, за старика, что вы

там хочете! Потому что люблю я тебя, Аркаша, страсть как, прямо - обожаю.

Аркадий поморщился на последние слова Даши. Все более и более казалось

ему, что он наговорил много лишнего. Но отступать было не в его привычках.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки