Электронная библиотека

твоей личностью хотят совершить насилие, распоряжаются твоей будущей

судьбой, не спрашивая тебя. Позволить, чтобы тебя отдали или продали

какому-то старику, - значит подвергнуть себя высшему унижению, какому может

подвергнуться женщина! Ты обязана громко заявить свой протест против такого

позора! Ты должна возвысить свой голос против произвола, который готовятся

совершить над тобой!

Аркадий говорил так несколько минут, но с первых же фраз Даша перестала

понимать смысл его речи. Она догадывалась только, что Аркадий ее стыдит, и

нашла нужным тихо заплакать. Когда Аркадий, наконец, остановился, она

произнесла, всхлипывая:

- Милочка, Аркаша! Я, главное, потому страдаю, что без тебя мне жизнь

постыла будет. Так я тебя люблю, что и сказать невозможно. Как только я тебя

в первый раз увидала, так и почувствовала, что моя судьба порешена. Я без

тебя жить не могу.

Подлинное чувство мешалось в этих словах с отголосками лубочных

романов, составлявших любимое чтение Даши. Для Аркадия ее наивное признание

послужило прежде всего поводом для новой проповеди. Заговорив, он уже не мог

остановиться, и, встав со скамьи, он продолжал свои поучения, говоря с

пафосом, даже делая жесты, как актер на сцене (Аркадий был постоянным

участником любительских спектаклей, причем всегда играл роли первых

любовников, людей высокоблагородных и глубоконесчастных).

- Если ты меня любишь, вообще любишь кого-нибудь, - восклицал он, - ты

не имеешь права, нраственного права, выходить за другого! Это значило бы

обманывать мужа еще до брака! С другой стороны, уступив требованиям

самодура-дяди, ты принесла бы в жертву низким предрассудкам самое святое,

что есть в тебе: свое первое, чистое чувство! Я не могу допустить, чтобы на

моих глазах совершилось такое преступление. Я протягиваю тебе руку, чтобы

вывести тебя из того мрака, в котором ты погибаешь. Я знаю, что в моей жизни

есть что-то роковое. Я сам и все, кто ко мне приближаются, обречены на

страдания. Но пусть лучше ты будешь страдать, чем медленно гибнуть в той

тине пошлости, куда тебя толкают. Смело порви с своим прошлым, скажи твердо,

что ты не подчинишься постыдному торгу, и выходи на новую дорогу жизни!

Даше от слов Аркадия стало так жалко самое себя, что она заплакала еще

горше, уже вполне искренними слезами. Но из всех призывов Аркадия она поняла

только, что он приказывает ей уйти из дома дяди, и спросила жалобно:

- Куда же я пойду? Мне и деваться некуда!

- Куда? - трагически переспросил Аркадий. - Ко мне. Твой брат не

откажет тебе в поддержке. Я тоже сделаю все, что в силах, чтобы ты могла

жить самостоятельно. Женщина может работать так же, как мужчина. Достаточно

она служила прихотям мужчины: пора ей стать с ним рядом, как равноправному

члену общества. Приходи к нам, и мы примем тебя как товарища, как друга, как

нового сотрудника в общем деле.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки