Электронная библиотека

и, наконец, вместо длинной речи, которая складывалась в его голове, сказал

коротко:

- Мне некогда сегодня, в сотый раз, объяснять тебе то, что я уже

объяснял девяносто девять раз. Молись, сколько хочешь, но не срами себя,

спрашивая про других, верят ли они в бога. А затем вот что. Я твое поручение

исполнил. Завтра Аркадий будет тебя ждать, где ты наказала. Папенька с

маменькой завтра на именинах, так что тебе можно будет выбраться.

Воспользуйся этим случаем и для того, чтобы понять хорошенько его советы.

Ежели уже дошло до того, что тебя сватают, тянуть больше нечего. Так ли, сяк

ли, а надобно что-то порешить. Теперь ступай к себе: я хочу делом заняться,

и некогда мне твою болтовню слушать.

Даша торопливо вскочила с кресла: она привыкла повиноваться и во всем

считать себя виноватой. Робко, как пристыженная, она пробормотала:

- Да что ж, Кузя, я пойду... Я только думала, что не мешаю... Я к

тетеньке пойду...

Даша тихонько вышла из комнаты. Кузьма же сел за свой письменный стол и

из ящика, всегда запертого на ключ, достал заветную тетрадь, на первой

странице которой, среди росчерков, было написано французскими буквами, но

по-русски: "Moi Journale ili Dnevnik Kosmi Vlasievitcha Roussakova". He

зажигая свечи, при свете лампадки, Кузьма стал записывать мелким,

старательным почерком - также французскими буквами по-русски - впечатления

сегодняшнего дня. Кузьма поставил себе правилом писать в своем дневнике

каждый день, и только самые исключительные обстоятельства заставляли его

нарушать это решение.

"Какое необразование окружает меня, - писал Кузьма. - Даже моя сестра

Даша, которой я пытаюсь передать здравые понятия, так еще далека от того,

чтобы понимать меня. И как приятно, вырвавшись из этой душной среды,

встретить существо, в котором чувствуешь родственные струны. Вчера я наскоро

записал о своем знакомстве с Фаиной Васильевной Кукулиной. Запишу сегодня

подробнее об этом знаменательном в моей тусклой жизни событии..."

Несмотря на. полутьму, перо быстро скользило по бумаге. Кузьма привык

писать при скудном освещении, и оно не мешало ему поверять страницам

"Журнала" самые заветные думы. В доме было тихо. Мысли Кузьмы были опять с

милой девушкой, которую в первый раз он увидел накануне и которая, конечно,

не догадывалась, какие пламенные строки писались об ней в затишье одного из

замоскворецких домов.

V

Осенняя луна серебрила легкую изморозь. Переулок был пустынен. Стены

церкви высились сурово и строго, но оттого только волшебнее становился

маленький палисадник, с деревьями, уже оголенными наступавшей зимой. Окна

церкви были в причудливых переплетах, и казалось, что внутри, в темноте есть

кто-то, зорко подсматривающий за тем, что делается наружи... Так, по крайней

мере, чудилось Даше.

Она только что прибежала к Аркадию, запыхавшись и раскрасневшись от

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки