Электронная библиотека

произошедшей в нашей жизни, ты мне приказала замолчать. Но я должен тебе

сказать, что я думаю, потому что от этого зависит для меня все. Я знаю, что

ты любила многих до меня и что я для тебя был просто новой, интересной

игрушкой. (Я хотела возразить, но Модест сделал мне знак молчать.) Но я тебя

люблю не так, а по-настоящему, любовью ожесточенной и неограниченной. Скажи

мне, что мои чувства дики и примитивны, я не откажусь от них. Люблю тебя,

как любит простой человек, не мудрствующий над любовью; как любили в прежние

века и как сейчас любят всюду, кроме нашего, так называемого культурного

общества, играющего в любовь. Со всей наивностью я хочу обладать тобою

вполне, иметь над тобой все права, какие можно. До сих пор мысль, что нас

что-то разделяет, что к тебе прикасается другой мужчина, что мы нашу любовь

принуждены прятать, приводила меня в ярость и в отчаянье. Теперь, когда

вдруг все переменилось, у меня не может быть другого желания, как взять тебя

совсем, увериться, что отныне ты - моя, и моя навсегда. И если ты, как

только что ты сказала, меня любишь (он сделал ударение на этом слове), у

тебя не может быть другого желания, как сказать мне: хочу быть твоей

навсегда, возьми меня.

- Ты мне делаешь предложение, Модест? - спросила я.

- Да, я тебе предлагаю быть моей женой.

- Не слишком ли рано, через десять дней после смерти мужа?

Модест встал и сказал сурово, жестко, почти деловым тоном:

- Если все это было игрой в любовь, скажи мне откровенно, Талия. Я

уйду. Если же ты хочешь моей любви, я требую - слышишь! - требую, чтобы ты

стала моей женой...

Я попыталась обратить разговор в шутку. Модест настаивал на ответе. Я

попросила несколько дней на то, чтобы обдумать ответ. Модест подхватил мои

слова и в выражениях формальных предложил мне месяц... Я, смеясь (но,

сознаюсь, деланным смехом), согласилась.

Когда мы шли обратно к усадьбе, я сказала, стараясь шутить:

- Какая тебе корысть, Модест, что я стану твоей женой? Если я

обманывала Виктора с тобой, почему я не буду обманывать тебя с другим?

- Тогда я убью тебя, - сказал Модест.

- Полно! - возразила я. - Убить может дикарь, пьяный мужик, прежде

могли рыцари и итальянские синьоры. Ты убить не способен.

- Современный человек, - ответил Модест очень серьезно, - должен все

уметь делать: писать стихи и управлять электрической машиной, играть на

сцене и убивать.

Больше мы не говорили ни о чем важном. Мне показалось, однако, что

предложение, сделанное мне Модестом, было не все то, ради чего он звал меня

провести с ним день за городом. Чего-то он так и недоговорил,

Я вернулась домой с последним поездом, ночью поздно. В дверях мелькнуло

мне заплаканное и гневное личико Лидочки. Я предпочла не объясняться с ней и

прямо прошла к себе.

VI

26 сентября

Поездка с Модестом оставила в моей душе неприятное впечатление. Сегодня

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки