Электронная библиотека

перейти к сути, но его мой вопрос не удивил нисколько.

- Никак нет-с, я не убивал. А только вы сами изволите знать, какое

беспокойство, если затянется следствие, пойдут допросы, кто, да что, да как.

Опять же, иногда и в виде меры пресечения - тюрьма-с. Наконец, если будут

докапываться, мало ли до чего дознаются...

Мне надоели намеки и недомолвки, и я сказала:

- Послушайте, мне некогда. Говорите прямо, что вам нужно. Вы не хуже

меня знаете, что даром денег не дают. Объясните, что вы мне предлагаете и за

что я вам должна, по вашему мнению, заплатить двадцать тысяч.

Или мне это показалось, или лицо Хмылева стало наглым до

чрезвычайности. Он отвечал мне, смотря в сторону, но уже в душе определенно:

- Я, сударыня, предлагаю вам дело покончить. Вы ничего знать не

будете, и от вас ничего не потребуется, только все будет сделано. Убийца сам

объявится и повинится, и следствие будет прекращено. Так что никаких

обстоятельств более не откроется. Лишнего я с вас ни копейки не спрошу. В ту

сумму все включено-с, и кого надо подмазать, и что надо заплатить главному

лицу, и наше вознаграждение-с...

После таких слов я встала и спросила:

- Итак, это - шантаж?

- Поверьте, сударыня, - возразил мне Хмылев, - что мне достанется

самая малая толика. Мы люди маленькие. Нас тут четверо работают, и я,

почитай, все должен буду другим отдать. Разве я посмел бы с вас такие деньги

спрашивать? Особливо, как я честь имел вашего покойного папеньку знать...

Я позвонила и приказала Глаше:

- Проводите этого господина.

Хмылев тоже встал и без всякого смущения добавил:

- Тысчонку-другую мы, может быть, и скинули бы.

- Пойдемте, дяденька, нехорошо, - сказала Глаша. Когда дверь за

Хмылевым была заперта, я спросила Глашу:

- Вы знаете этого г. Хмылева?

- Как же-с, он мой дядя...

- Ну, извините, Глаша, не слишком хороши ваши родственники.

Потрудитесь больше его никогда не допускать ко мне.

- Простите, барыня, - сказала Глаша, - он точно человек, не совсем при

своей чести состоящий...

Кажется, я довольно точно записала обороты речи Хмылева. Думается мне,

что он юродствовал нарочно, так как не хотел говорить прямо. Но что

скрывается за его двусмысленными словами? Только ли угроза обличить мои

отношения с Модестом или большее?

V

25 сентября

Надо описать мою поездку с Модестом.

Прежде всего вмешалась почему-то Лидочка.

Когда я приказала заложить лошадь и сказала, что поеду в Любимовку,

Лидочка стала упрашивать взять ее с собой.

- Милая, хорошая Наташа, позволь мне ехать тоже. Мне так хочется. Я

буду такая счастливая с тобой.

Я ответила, что хочу отдохнуть, хочу быть одна. Тогда Лидочка вдруг

приняла вид серьезный, сдвинула маленькие брови, даже побледнела и сказала:

- Ты - в трауре, тебе неприлично уезжать одной на целый день из дому.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки