Электронная библиотека

предварительное следствие выяснило мою "непричастность" к преступлению, и

мне не пришлось садиться на "скамью" подсудимых, под лорнеты моих прежних

подруг...

Так, по крайней мере, изъяснял мне ход дела мой дядя Платон, который

взял с меня за хлопоты десять тысяч. Эти деньги, по его словам, пошли на

"подмазку" кого следует... Я не очень-то доверяю всему этому рассказу и

скорее склонна думать, что мой дневник если был у кого в руках, то не у

полицейских, а только у самого дядюшки, и что десять тысяч рублей целиком

остались в его карманах. Но, право, не таково было мое положение, чтобы

торговаться или спорить, и я с удовольствием отдала бы впятеро больше,

только бы избавиться от позора.

Против Модеста улики были подавляющие. Глаша рассказала все и еще

припомнила, что после одного посещения Модеста пропал ключ от черного хода,

так что пришлось сделать новый. Среди предметов, найденных в комнате мужа

после убийства, оказалась пуговица с рукава костюма Модеста: Виктор,

защищаясь, схватил Модеста за рукав и оборвал ее. Выяснили определенно, что

в ночь убийства Модест вернулся к себе лишь под утро, и т. д.

Впрочем, Модест и не спорил с очевидностью. Когда он увидел, что

обстоятельства обличают его, он сознался и рассказал подробно, как совершил

свое преступление. При этом он со всей твердостью стоял на том, что мне

ничего не было известно, ни до убийства, ни после, что никогда, ни одним

словом, не давал он мне понять, что убийца - он. Говорят, что эта твердость

оказала мне большую услугу. Если бы Модест обмолвился, что признавался мне в

своем поступке, не миновать бы мне скамьи с жандармами...

Газетные писаки хорошо поживились около этого скандального дела.

Сначала, когда я читала все, что писалось в "прессе" о Модесте, обо мне и

моем муже, со мной делались припадки ярости от сознания своего бессилия

перед наглыми оскорбителями. Хотелось куда-то побежать, кому-то плюнуть в

лицо... Потом - потом я перестала читать газеты и вдруг поняла, что все

написанное в них не имеет ровно никакого значения.

Мотивом своего преступления Модест объявил ревность. По его словам, он

был ослеплен своей любовью ко мне и не мог переносить мысли, что кто-то

другой со мной близок. Модест рассказывал, что, проникнув ночью в кабинет к

Виктору, он потребовал, чтобы Виктор дал мне добровольно развод. Когда

Виктор отказался, Модест в раздражении, не помня себя, схватил лежавшую на

этажерке гирю и убил соперника... Конечно, этот рассказ никому не мог

показаться правдоподобным, потому что непонятным оставалось, зачем Модесту

понадобилось являться к Виктору тайно, ночью, с помощью украденного ключа...

Модест объяснял это причудой своей художественной души, но никто не склонен

считать позволительным для человека наших дней то, что нас пленяет в Бенвенуто

Челлини или Караваджо.

На суде Модест держал себя с достоинством. Так мне рассказывали, так

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки