Электронная библиотека

воспоминания врывалось что-нибудь из нее: звонки телефона или свистки

автомобиля. Я хочу на несколько часов погрузить тебя и себя в более

благородную атмосферу.

Комнаты Модеста оказались преображенными: они были все убраны в

древнеассирийском стиле. Модест откуда-то достал множество статуй и

барельефов, изображающих ассирийских богов и царей, увесил стены странным,

древним оружием, лампочки превратил в факелы, весь воздух напоил какими-то

сильными, пряными духами и курениями. Я себя чувствовала не то в музее, не

то в храме, мне было странно и не по себе, но действительность как-то отошла

от меня, и я почти забыла, зачем я здесь.

Модест долгое время ни словом не напоминал ни о моем, ни о своем

письме. Он совершенно серьезным тоном, словно только за этим приглашал меня,

рассказывал мне мифы о герое Издубаре и о схождении богини Истар в Ад. На

какой-то странной дудке он играл мне простую, но своеобразную мелодию,

которую назвал гимном Луне. Потом он шептал мне нежные признания в своей

любви, превращая их почти в псалмы, говоря кадансированной прозой,

употребляя пышные, чисто восточные выражения.

От аромата курений у меня кружилась голова. Одно время я плохо

сознавала, что я делаю и говорю. И о цели своего приезда я почти совсем

забыла. Мне было хорошо с Модестом, и я не спешила уезжать.

Мы перешли в спальню. Вместо постели в ней было сооружено высокое ложе,

поставленное на изображении четырех крылатых львов. В глубине комнаты на

треножнике курились легким дымом какие-то сильно пахнущие снадобья.

- Может быть, ты хочешь меня усыпить и убить? - спросила я.

- Нет, моя царица, - возразил Модест, - я хочу убить воспоминания

только. Это жертва бескровная. И еще я хочу молить древних богов, чтобы они

послали нам ту полноту страсти и то самозабвение, какое знали люди их

времен. Хочу молить, чтобы меня поддержал герой Мардук, а тебе дала силы

богиня Эа.

Без малейшей черты шутки или игры Модест бросил на жаровню какие-то

зерна и пал ниц. Длинная его одежда распростерлась на полу, и черная его

голова коснулась самого пола. Ему так шла эта жреческая поза, что я почти

почувствовала себя в древнем Вавилоне, ночью, в башне, отроковицей, ждущей

сошествия бога Бэла... Я на время забыла все свои мучительные мысли и самую

свою жизнь, помнила только, что я наедине с ним, с мужчиной, с тем, кому я

должна принадлежать...

Обычно я во все минуты, даже в самые интимные, сохраняю полное

обладание своим сознанием. Но этот раз час, прошедший на ассирийском ложе, в

полутемной комнате, в запахе пряных курений, показался мне каким-то слиянием

яви и сна, чем-то, стоящим на границе действительности и мечты. Я говорила

что-то, слушала какие-то речи, но не сумела бы записать их здесь, пером по

бумаге, в грамматически правильных предложениях: то было нечто иное...

Понемногу словно из редеющего тумана стали выступать передо мной слова

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки