Электронная библиотека

колесиком, но в великом механизме, который работал на благо целого народа и

всего человечества. Я был счастлив своей работой, и у меня было

удовлетворение в сознании, что жизнь моя нужна на что-то. Ты меня вырвала из

этого мира, ты меня, как сирена, зачаровала своим голосом и заставила сойти

с моего корабля. Что же ты мне дала взамен? Жизнь, которая любовь ставит в

центр мира как божество, а потом самую эту любовь подменивает лицемерием,

фальшью, притворством! Ты научила меня жить одним чувством, а сама вместо

чувства давала мне искусную ложь! Ты постепенно коварством и ласками довела

меня до того, что я стал твоим альфонсом. Мне страшно встречаться с прежними

друзьями. Я стыжусь своей жизни, своего лица, своих рук!

Володя кричал долго, беснуясь. Я пыталась возражать, он не давал мне

вымолвить слова. Я сложила руки и молча смотрела на него. Наконец, в слепой

ярости, Володя схватил с этажерки томик Тютчева, бросил его на пол и стал

топтать. Мне удалось сказать:

- Научись тому, что первый признак культурного человека - уважение к

книге.

- Проклинаю ваши книги, - закричал в ответ Володя. - Все вы книжные, и

чувства ваши книжные, и поступки книжные, и говорите так, словно читаете

книгу. Не хочу я вас больше! Хочу на волю, к жизни, к делу!

Конечно, в том, что говорил Володя, было немало правды (потому-то я и

записываю здесь его слова), но я не могла уступить ему. Надо было раз

навсегда отстоять свою свободу. Я сказала Володе все с прежней холодностью:

- Ты молод. У тебя вся жизнь впереди. Вернись к своим

друзьям-революционерам. Вероятно, они примут вновь в партию заблудшего

товарища.

Поправив шляпу, я пошла к выходу.

Видя, что я ухожу, Володя побледнел смертельно, загородил мне дорогу,

стал на колени. Задыхаясь, не договаривая слов, он начал умолять меня не

покидать его. Он просил прощения во всем, что говорил, и назвал себя

безумцем.

Я готова была заключить мир. Но когда понемногу между нами начали

устанавливаться добрые отношения, Володя вдруг поставил такое требование:

- Но ты поклянешься мне, что отныне будешь принадлежать мне одному? ты

тому пошлешь тотчас письмо, что все между вами кончено?

- Ты опять сумасшествуешь, - сказала я.

- Я требую, - повторил Володя, вновь побледнев. Тогда я ответила

решительно:

- Своими поступками я хочу распоряжаться сама. Не могу допустить,

чтобы кто-либо с меня что-либо требовал. Бери меня такой, какова я, или ты

меня не получишь вовсе.

Я вновь направилась к двери. Володя вновь загородил мне дорогу. Весь

бледный, он стоял, простерев руки, словно распятый.

- Ты не уйдешь, - проговорил не он, а его губы. Покачав головой, я

попыталась отстранить его от двери. Володя упал на пол и охватил мои ноги.

- Если ты уйдешь, я убью себя.

Я с силой растворила дверь и вышла.

Что удивительного, что после такого вечера я сегодня показалась Вере

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки