Электронная библиотека

успокоит, но совсем напротив.

Прежде всего, Вера опять облепила меня изъявлениями пошлых

соболезнований, словно бумажками от конфет. Потом повела меня смотреть

своего сына, показывала мне его новые игрушки и весьма искренно радовалась,

когда я безразлично хвалила и игрушки и сына. Еще после, за кофе, она

пересказала мне все сплетни за то время, что я не бывала в нашем "свете". Я

узнала, какие из наших дам переменили любовников, но так как действующие

лица все одни и те же, то можно заранее вычислить по формуле, которую мы

учили в алгебре, число возможных combinaisons [комбинаций (фр.)] из данного

числа мужчин и женщин.

Наконец, Вера перешла к интимным признаниям и рассказала мне, как ее

бросил ее француз, о чем я знала только смутно. При этом рассказе лицо Веры

перекосилось, она стала некрасивой, слова стала выбирать грубые и вообще

произвела на меня впечатление отвратительное. Говоря о Лидочке Веретеневой,

которая оказалась ее счастливой соперницей, она сказала мне буквально

следующее:

- Знаешь, Nathalie, я не могу ручаться за себя, что когда-нибудь в

театре, в фойэ, не кинусь на нее и не изобью ее, как простая прачка.

Я уверена, что она говорила искренно. О, ревность! "чудовище с зелеными

глазами", сказал Шекспир. Нет, слепой зверь!

XIV

18 октября. Поздно ночью

Уверяют, что бывают решения бессознательные. Наш мозг, незаметно для

нас самих, вырабатывает суждения, которые руководят нашими поступками.

Конечно, сегодня я подчинялась такому бессознательному решению.

Самой мне казалось, что я просто хочу вечером пройтись по улицам. Но

почему я оделась как можно проще, надела свой старый, вышедший из моды,

костюм, прошлогоднюю шляпку, опустила на лицо белую вуаль, позаботилась,

чтобы меня не узнали? Лидочка, видя, что я ухожу вечером, выбежала ко мне с

испуганными, широко открытыми глазами: должно быть, она подумала, что я

собираюсь к Модесту.

- Милая девочка, я устала, хочу пройтись.

- Возьми меня с собой.

- Нет, мне хочется быть одной.

- Позволь заложить коляску.

- Не надо.

Я вышла. Был час сумерек. Зажигали фонари. На улице было серо, страшно,

неприютно. Люди проходили мимо, торопливо, занятые.

Я шла без цели, вернее, без сознательной цели, и незаметно вышла на

бульвары.

Ко мне "пристал" какой-то старичок, предлагая "прокатиться". Он был

низенький и противный. Я перешла на яругой тротуар.

Потом заговаривало со мной еще несколько уличных завсегдатаев, из

которых один соблазнял меня пятью рублями. Я отмалчивалась, они отставали.

Так я прошла до самого храма Христа Спасителя. Устала страшно. Около

храма было причудливо. Каменное строение, прозрачно-белое, среди теней,

казалось призрачным. А качающиеся тени электрических фонарей казались

реальными и живыми.

Я постояла у каменного парапета сада; потом пошла назад. Минутами мне

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки