Электронная библиотека

его против себя. Ты думаешь, что весь свет в одном окошке, что можно всю

жизнь прожить одним художником...

- Maman, вы касаетесь личностей, это неуместно.

- Когда мать говорит с дочерью, все уместно. Ты полагаешь, что о твоей

связи не говорят кругом. Совершенно не понимаю, зачем ты ее афишируешь.

Никто не требует от тебя ангельской добродетели, но все вправе ждать, что

приличия будут соблюдены.

В конце концов, чтобы кончить, я сказала:

- Позвольте вам объявить, maman, что по прошествии года траура я

выхожу замуж за Модеста Никандровича Илецкого.

Maman, кажется, не притворяясь, побледнела.

- Но ты с ума сошла, Nathalie! Он бог знает из какой семьи, без роду,

без племени, без всякого состояния, притом он сумасшедший!

Последнее слово она произнесла с расстановкой: су-ма-сшед-ший!

- Неужели вам больше нравится, чтобы мы жили в незаконной связи?

- Ты меня не понимаешь. К этому я могу отнестись снисходительно. Я

допускаю порывы молодости. Но есть ошибки непоправимые. Никогда не надо

делать последнего шага. Зачем доводить что бы то ни было до последней черты?

Благовоспитанность состоит в том, чтобы ничем не отличаться от других.

Maman читала мне свои наставления часа два. Когда она, наконец, уехала,

у меня сделалась мигрень. Меня мучили не то мысли, не то сны, не то видения.

Мне представлялось, что мы с Модестом в каком-то парке, чуть ли не в

Булонском лесу, ищем уголок, чтобы свободно остаться вдвоем. Но едва qii

меня обнимает, появляется толпа знакомых, предводимых maman, и все указывают

на нас со смехом. Мы убегаем на другой конец парка, но там случается то же.

Так повторяется много раз, причем всегда нас застают в особенно неожиданных,

постыдных позах. Этот кошмар измучил меня до полусмерти.

Maman - злой гений всей нашей семьи. С раннего детства она учила меня и

сестер лицемерию. Воспитание она нам дала самое поверхностное. Развратила

она нас с ранних лет, чуть не подсовывая откровенные французские романы, но

требовала, чтобы мы прикидывались наивными дурами. Сама она по своему

девичьему паспорту дочь коломенского мещанина, а выйдя замуж за отца,

мелкого чиновника из захудалой дворянской семьи, стала играть роль

аристократки и нас учила гнушаться людьми "низкого" происхождения. С

пятнадцати лет она начала нас тренировать и натаскивать (иначе не умею

назвать) на ловлю женихов и двоих старших устроила превосходно; устроит и

Лидочку...

Если теперь maman приходит ко мне и заботится о моей нравственности, то

потому только, что мне досталось от Виктора состояние. Мать боится, что эти

деньги попадут в руки какого-нибудь сильного мужчины. Она предпочитает,

чтобы ими владела я, у которой она, конечно, сумеет выманить и вытребовать

все, что ей себе желательно получить. Она предпочтет, чтобы у меня были

десятки любовников, только бы я не вышла замуж за Модеста.

А для меня нет ничего столь ненавистного, как понятие - мать. Проклинаю

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки