Электронная библиотека

С другой стороны, связность и последовательность моих воспоминаний далеко превосходили всё, что обычно имеет место по отношению ко сну. Память сообщала мне такие подробности о бесовских игрищах, которые до того времени были мне решительно неизвестны и измыслить которые не было у меня ни малейших оснований. Кроме того, мне совершенно ясно представлялось, что участвовал я в хороводе ведьм телесно, а не духом, если даже допустить возможность прижизненного отделения духа от тела, что охотно признаёт божественный Платон, но в чём сильно сомневается большинство философов.

Наконец пришло мне в голову, что есть верный способ разрешить мои сомнения. Если всё виденное мною было реальностью, то Рената, обманув меня, следовала за мною в воздушном перелёте и теперь должна была или медлить ещё вне дома, или лежать в своей постели столь же утомлённой, как я. В новом припадке гнева и ревности стал я поспешно приводить себя в порядок и одеваться, что было мне сделать не легко, так как руки у меня дрожали и в глазах темнело. Через несколько минут я уже был в коридоре, где свежий воздух, хлынувший мне в грудь, несколько оживил меня, и, с бьющимся сердцем, я отворил дверь комнаты Ренаты. Рената спала спокойно на своей высокой кровати, и не было вокруг никаких признаков, чтобы она провела эту ночь, подобно мне, как не было и запаха мази, который показывал бы, что она тоже прибегала к магическим натираниям.

В ту минуту представилось мне это неопровержимым доводом в пользу того, что я не покидал области сна, но не радость, что ночные мои поступки и слова, какими я губил вечное спасение своей души, были просто грёзами, -- но подавляющий стыд охватил тогда меня. Мне представилось до последней степени позорным, что я не сумел исполнить поручения Ренаты, не смог проникнуть до дьявольского трона, хотя это так легко удаётся лицам, по-видимому, ничтожным. В то же время я подумал, что мой сон был наслан, может быть, всё-таки самим Дьяволом, который опять хотел посмеяться и поиздеваться над моим бессилием, -- и эта мысль ударила меня как оскорбительная пощечина. И в то единое мгновение, пока я смотрел на спящую Ренату, во мне и зародилось и сразу окрепло то решение, которое руководило затем моими поступками в течение многих следующих недель: попытать свои силы в открытой борьбе с духами Тьмы, с которыми столкнулся я на жизненном пути и которые до сих пор швырялись мною, как мячом.

Между тем Рената, пробуждённая скрипом двери, приоткрыла глаза. Другое чувство -- раскаянья, что я мог заподозрить Ренату в обмане, -- заставило меня кинуться к ней стремительно, припасть поцелуем к её руке и говорить ей слова, для неё непонятные:

-- Рената! милая! благодарю тебя! А ты прости меня!

Рената, сквозь сон, сначала не могла понять, в чём дело, но потом вспомнила всё и спросила быстро:

-- Рупрехт, ты был? ты видел? ты спросил? Что он ответил?

Эти жестокие вопросы, показавшие мне, что Рената вовсе пренебрегает мною, изнемогавшим от утомления, и думает только о своём Генрихе, несколько отрезвили меня. Я ответил, что её

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки