Электронная библиотека

лиры и пели. Другие разговаривали между собой и смеялись. Лица их почти

все были очень красивы, только бледны слишком.

Мы кричали ["Лэтэтэ!"], пока процессия проходила. За лэтеями, шедшими

пешком, рабы опять несли носилки. То была дочь царя, царевна Сеата. Ее

носилки были маленькие, изогнутые, тоже убранные блестящими камушками.

Царевну не было видно за розовыми полами из какой-то тонкой материи. По

сторонам носилок шло несколько юных лэтеев, очень хорошеньких.

Когда носилки поравнялись с нами, царевна вдруг открыла розовые полы и

сделала знак остановиться. Я увидел бледное красивое лицо, большие черные

глаза и прелестную руку. Царевна подозвала знаком надсмотрщика и что-то

говорила ему. Но мне показалось, что она смотрела все время на меня.

Конечно, она слышала о странном [иностранце], а из числа рабов я выделялся

цветом кожи. Вот скрылись и носилки царевны. Весь поезд прошел дальше и

скрылся за поворотом. Скоро и нам объявили, что мы свободны, загнали нас в

нашу залу и дали бочку хмельного маисового напитка, встреченного рабами с

ревом восторга...

Но в моей памяти запечатлелось глубоко лицо царевны Сеаты. Безумная

мечта овладела моей душой, и я не мог с ней бороться. Я почему-то был

уверен, что именно она связана с моей жизнью. Так, задумавшись, сидел я в

стороне от гогочущей толпы, когда ко мне подошел Итчуу.

- Учитель, - сказал он, - я хочу тебя спросить.

- В чем дело, друг?

- Скажи мне, что лэтеи - люди?

- Как? Люди ли?

- Разве они такие люди, как мы? И они умирают?

Я уже понял.

- Конечно, они люди, такие же, как ты, как все здесь. Конечно, они

умирают. Неужели ты никогда не узнавал, что умер царь, или надсмотрщик,

или еще кто...

- Нет, не слыхал, - пробормотал юноша.

Он отошел от меня еще в некоторой неуверенности...

8

На ночь все рабы должны были собираться в большой зале нижнего этажа

Горы. Зала эта имела в поперечнике не меньше ста саженей и занимала,

вероятно, больше трех десятин пространства. В нее вел широкий проход

длиною саженей в пятьдесят. Ночью проход этот задвигался особыми камнями,

и на стражу становился очередной лэтей, который должен был убивать каждого

раба, который попытался бы выйти в долину.

Несмотря на то, рабы умели обманывать бдительность сторожа, и нередко

смельчаки уходили ночью в Гору искать добычу; особенно ценились оружие и

водка. Порция хмельного напитка, розданная на празднике Посева,

разлакомила рабов. На другой день вечером пошли толки, что хорошо бы было

раздобыть еще водки. Идти на добычу вызвались двое: Ксути, человек

бывалый, уже немолодой, и мой знакомец, Итчуу. Я попросил, чтобы взяли и

меня. Старики после некоторого колебания согласились.

Первая трудность состояла в том, чтобы проскользнуть мимо сторожа-лэтея

у выхода из Горы в долину. Нам это не оказалось трудным. Лэтей дремал,

положив около себя свой короткий меч. Мы проползли осторожно через поляну

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки