Электронная библиотека

Как пристани во мгле, вы высились, дрма,

И люди знали вновь, отдавшись вашей власти,

Все беспристрастие и купли и найма,

Паденья равенство и откровенность страсти!

Кто дни и месяцы (актеры и рабы!)

Твердили "строгий долг" и "скорбь об идеале",

Преобразясь в огне желаний и борьбы,

То знали ненависть, то чувственно стонали,

То гнулись под рукой Слепой Судьбы!

Когда по городу тени

Протянуты цепью желез-ной,

Ряды безмолвных строений

Оживают, как призрак над бездной.

Загораются странные светы,

Раскрываются двери, как зевы,

И в окнах дрожат силуэты

Под музыку и напевы.

Раскрыты дневные гробницы,

Выходит за трупом труп.

Загораются румянцем лица,

Кровавится бледность губ.

Пышны и ярки одежды,

В волосах алмазный венец.

А вглядись в утомленные вежды,

Ты узнаешь, что пред тобой мертвец.

Но страсть, подчиненная плате,

Хороша в огнях хрусталей;

В притворном ее аромате

Дыханье желанней полей.

И идут, идут в опьяненьи

Отрешиться от жизни на час,

Изведать освобожденье

Под блеском обманных глаз, -

Чтоб в мире, на свой непохожем,

От свободы на миг изнемочь.

Тот мир ничем не тревожим,

Пока полновластна ночь.

Но в тумане улицы длинной

Забелеет тусклый рассвет.

И вдруг все мертво и пустынно,

Ни светов, ни красок нет.

Безобразных, грязных строений

Тают при дне вереницы,

И женщин белые тени,

Как трупы, ложатся в гробницы.

V

И страшная мечта меня в те дни томила:

Что, если Город мой - предвестие веков?

Что, если Пошлость - роковая сила,

И создан человек для рабства и оков?

Что, если Город мой - прообраз, первый, малый,

Того, что некогда жизнь явит в полноте,

Что, если мир, унылый и усталый,

Стоит, как странник запоздалый,

К трясине подойдя, на роковой черте?

И, как кошмарный сон, виденьем беспощадным,

Чудовищем размеренно-громадным,

С стеклянным черепом, покрывшим шар земной,

Грядущий Город-дом являлся предо мной.

Приют земных племен, размеченный по числам,

Обязан жизнию (машина из машин!)

Колесам, блокам, коромыслам,

Предвидел я тебя, земли последний сын!

Предчувствовал я жизнь замкнутых поколений,

Их думы, сжатые познаньем, их мечты,

Мечтам былых веков подвластные, как тени,

Весь ужас переставшей пустоты!

Предчувствовал раба подавленную ярость

И торжествующих многообразный сон,

Всех наших помыслов обманутую старость,

Срок завершившихся времен!

Но нет! Не избежать мучительных падений,

Погибели всех благ, чем мы теперь горды!

Настанет снова бред и крови и сражений,

Вновь разделится мир на вражьих две орды.

Борьба, как ярый вихрь, промчится по вселенной

И в бешенстве сметет, как травы, города,

И будут волки выть над опустелой Сеной,

И стены Тоуэра исчезнут без следа.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки