Электронная библиотека

Во имя лиры и стиха!

Искусство жаждет самовластья

И души черпает до дна.

Едва душа вздохнет о счастьи, -

Она уже отрешена!

III

А жизнь кругом лилась, как степью льются воды.

Как в зеркале, днем повторялся день,

С покорностью свой круг кончали годы,

С покорностью заря встречала тень.

Случалось в праздник мне, на площадь выйдя рано,

Зайти в собор с толпой нарядных дев.

Они молились там умильно, и органа

Я слушал в их кругу заученный напев.

Случалось вечером, взглянув за занавески,

Всецело выхватить из мирной жизни миг:

Там дремлют старики, там звонок голос детский,

Там в уголке - невеста и жених.

И только изредка над этой сладкой прозой

Вдруг раздавалась песнь ватаги рыбаков,

Идущих улицей, да грохотал угрозой

Далекий смех бесчинных кабаков.

За городом был парк, развесистый и старый,

С руиной замка в глубине.

Туда под вечер приходили пары -

"Я вас люблю" промолвить при луне.

В воскресный летний день весь город ратью чинной

Сходился там - мечтать и отдохнуть.

И восхищались все из года в год руиной,

И ряд за рядом совершали путь.

Им было сладостно в условности давнишней,

Казались сочтены движенья их.

Кругом покой аллей был радостен и тих,

Но в этой тишине я был чужой и лишний.

Я к пристани бежал от оскорбленных лип,

Чтоб сердце вольностью хотя на миг растрогать,

Где с запахом воды сливал свой запах деготь,

Где мачт колеблемых был звучен скрип.

О пристань! я любил твой неумолчный скрип,

Такой же, как в былом, дошедший из столетий, -

И на больших шестах растянутые сети,

И лодки с грузом серебристых рыб.

Любил я моряков нахмуренные взоры

И твердый голос их, иной, чем горожан.

Им душу сберегли свободные просторы,

Их сохранил людьми безлюдный океан.

Там было мне легко. Присевши на бочонок,

Я забывал тюрьму меня обставших дней,

И облака следил, как радостный ребенок,

И волны пели мне всё громче, всё ясней.

И ветер с ними пел; и чайки мне кричали;

Что было вкруг меня, все превращалось в зов...

И раскрывались вновь торжественные дали:

Пути, где граней нет, простор без берегов!

IV

И понял я, что здесь царил кумир единый:

Обычной внешности. Пред искренностью страх

Торжествовал и в храме и в гостиной,

В стихах и вере, в жестах и словах.

Жизнь, подчиненная привычке и условью,

Елеем давности была освящена.

Никто не смел - ни скорбью, ни любовью

Упиться, как вином пылающим, до дна;

Никто не подымал с лица холодной маски,

И каждым взглядом лгал, и прятал каждый крик;

Расчетом и умом все оскверняли ласки

И берегли свой пафос лишь для книг!

От этой пошлости, обдуманной, привычной,

Как жаждал, хоть на час, я вольно отдохнуть!

Но где в глаза живым я мог, живой, взглянуть?

Там, где игорный дом, и там, где дом публичный!

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки